Режиссер и оператор

Дмитрий Шпиленок

Продюсер проекта

Анна Сухова

Shpilenok film.

Студия документального кино о природе

Фильм «Камчатка. Рассказ в лисах» – вызов самим себе. Съемки ведутся на территории заповедника, и здесь действую жесткие правила для людей. Чтобы не увеличивать нагрузку на заповедную территорию и не становиться причиной стресса для диких животных, мы до предела ограничили количество человек, выполняющих самую главную работу в проекте – видео- и фотосъемку.

Д. Шпиленок:

Много лет назад я прилетел на Камчатку с мечтой снять документальный фильм о лисах. Правда, первой случилась картина о медведях. Но медведь — слишком прямолинейный зверь, чтобы полюбить его всем сердцем. Не то, что лисы! Харизматичные, умные, с яркими характерами, каждую минуту готовые тебя обмануть и, как часто шучу: они не хотят меня съесть. Задолго до начала проекта я понимал — потребуется несколько лет, чтобы история о лисах получилась честной, настоящей и правдивой.

В первую экспедицию-разведку я отправился в 2019 году, съёмки стартовали в 2020-м. Тогда мы провели в дикой природе 7 месяцев, год спустя решились на 12 месяцев кинонаблюдения, от зимы до зимы. В 2022 г. нас ждет третья, полугодовая, экспедиция на досьемки. В мировой практике такое редко встретишь. Большие продюсеры скептически закачают головами, представляя, какой для этого потребуется бюджет. Но когда на океане в разрушенной медведем землянке в компании грызунов переживаешь шторм, есть только одно объяснение, зачем мы это делаем. Мы энтузиасты и хотим показать историю личностей — лис, которые живут на свободе. Даже сами герои будущего фильма порой удивляются такому упорству. Они точно посмеиваются, глядя, как мы выливаем воду из сапога после ливня или дрожим в трёх куртках в циклон. Для них мы нелепые, смешные создания.

И самое большое счастье — это бесценные моменты, когда дикая природа, где правила жестоки и всё подчинено выживанию, начинает открываться и доверять.

В проекте нет технического задания, сценаристом выступает сама природа. Мы не делаем выбор за животных, а лишь наблюдаем издалека. Часто я включаю камеру и не знаю, что произойдёт в следующий момент. Невозможно предугадать трагедии и повороты судьбы.

Три года с лисами в естественных условиях — осознанный выбор и возможность доказать: животные имеют такое же право на существование, как и мы. Геноцид видов, как все самые громкие преступления, происходит без лишней огласки — каждый год пополняется трагическая статистика навсегда исчезнувших видов млекопитающих, рыб, птиц. Homo sapiens теряет «разум» в своём потреблении. Но мы искренне верим в человека «цивилизованного», которому близки наши идеи. И наш честный рассказ «в лисах» о том, как прекрасна обитаемая планета и что истинная свобода начинается не там, где её принято искать.

Корзина

Панорамный ресторан в двух шагах от Летнего сада предлагает увидеть красоты Петербурга под удивительным ракурсом: с высоты птичьего полета и немного со стороны, так что все главные доминанты города хорошо видны. Сторис на цветущей террасе с видом на Петропавловку здесь сопровождают вкусными угощениями – легкими ли закусками, мороженым в художественной подаче или основательным ужином в лучах закатного солнца.

«Вино и вода» располагается на крыше бутик-отеля Indigo St.Petersburg-Tchaikovskgo, пятизвездочного бренда глобальной сети InterContinental Hotels Group. В гостинице подчеркнута атмосфера петербургской культуры: из лобби, где выставлен императорский фарфор с работами Малевича, мимо этажей, оформленных в духе локальных достопримечательностей, лифт поднимает к холлу с фотографиями балерин на стенах – от президентского люкса лестница ведет на террасу ресторана.

С высоты открывается обзор на главные памятники архитектуры всех эпох: от ажурного барокко Петропавловского собора до парадной классики Адмиралтейства, от национальной романтики Спаса на Крови до космополитичного футуризма Лахта Центра. Рядом – зеленый массив Летнего сада, поодаль – серая громада «Авроры». Все доминанты можно разглядеть в подзорную трубу, установленную на террасе.

Ресторан утопает в цветах и зелени: на террасе произрастают десятки растений, от роз и гортензий до бегоний и хризантем, от клубники и декоративных томатов до хедеры и кампанулы. Сочетание открыточных видов с разнообразным цветением образует идеальный фон для фотографий – такой пост в ленте точно соберет максимум лайков.

В фотогеничности подачи не уступают и местные блюда – особенно интересно выглядят десерты. Креманки для разноцветных шариков мороженого сделаны в виде стеклянных тюльпанов, их ставят в вазы с водой, пахнущей ромом, и сухим льдом, создающим сказочную дымку. Такой «тюльпан» замечателен и на вкус (сортов домашнего мороженого тут десяток), и как аксессуар для фото – стебель легко взять в руку.

Культурная направленность отеля нашла отражение и в десертной карте ресторана. Соседство с домом Анны Ахматовой подтолкнуло шеф-кондитера пофантазировать на тему образа и любимой сладости петербургской поэтессы. Черносливовый пирог здесь подают в марципане, с фруктовым кружевом, словно на платье, и с бусинами из сметанного мусса в белом шоколаде – всем украшениям Ахматова предпочитала жемчуг.

Розаны с вареньем из морошки, как любил Достоевский, присутствуют в «Чайной церемонии» – этого сета достаточно, чтобы вдвоем провести часок, перепробовав массу вкусностей к чаю. Под сладкое отведено две тарелки: помимо двух розанов там есть мармелад из черной смородины, яблочная смоква с ткемали, черничный зефир, конфета с бергамотовым чаем в какао, шоколадная чашечка со взбитыми сливками и свежей малиной и медовик со свежей клубникой, особая гордость шеф-кондитера.

Вход

Нет аккаунта?